ис kunst во

 

 

литература

 

записи Живого Журнала

     

политика и общественность

   

поиск по сайту    

   

Церковь Христова

   

Господь Иисус

   

 

 

 

   

 

 

 

 

   

 

tapirr.livejournal.com Живой Журнал tapirr

 

 

 

 

 

   

 

 

 

 

   

   

 

 

 

   

 

   

       

 

ссылки

   

 

 

 

   

 

   

   

 

Протоиерей Вячеслав Винников

 

Я ПОВЕРИЛ ОТ РОЖДЕНЬЯ В БОГОРОДИЦЫН ПОКРОВ...

к оглавлению

 

КНИГА ЖИЗНИ

Писание книг издревле почиталось на Руси святым делом. Учение книжное  было полезным для души, исполненным любви к Богу и ближнему. Наши предки сравнивали писателя с землепашцем, который засевает Русь книжными словесы, дабы земля наша давала духовные всходы. Писатель в идеале должен быть духовным лицом, то есть человеком, живущим в духе истины и благодати. В наши дни, когда русская литература возвращается на духовные круги своя, всё увереннее  звучат голоса писателей-священников: митрополита Антония Сурожского, архимандрита Кирилла Павлова,  о.Александра Меня,  о.Георгия Чистякова,  о.Дмитрия Дудко, о. Артемия Владимирова и многих других. Переиздаётся забытое наследие Святых Отцов Церкви, оживает богословская мысль, заполняются страницы церковной истории ХХ века. Русская Церковь стремится после долгих лет вынужденного молчания как можно полнее рассказать о своих подвигах и страданиях, донести до людей Божье слово и по возможности раскрыть им правду о русской церковной жизни, чудом сохранившейся во времена гонений и запретов. Пока ещё не  написана полная история Русской Церкви ХХ века, остается много спорных вопросов и темных пятен в истории взаимоотношений Церкви и советского государства, идут богословские и политические баталии внутри церковных стен….   В этой ситуации   личный опыт христианина, его переживания и убеждения,  могут дать гораздо более целостное представление о внутреннем состоянии Церкви, чем  исторические концепции, подчиненные политическим интересам. В конце концов удивительно не то, что  Церковь сохранила свои институты власти (которые поддерживались и использовались советским правительством в антирелигиозных целях),  а то, что русские церковные люди смогли в годы преследования и запустения сохранить нелицемерную веру в Бога,  христианскую любовь к ближнему и снисходительность к врагу. В книге протоиерея Вячеслава Винникова вы откроете для себя внутреннюю Церковь настоящего русского священника - мир его молитв и воспоминаний,  потерь и упований. Вам откроется душа, наполненная тихой благодатью и глубокой любовью, крепкой верой и возвышенной устремленностью в Царствие Небесное. Миниатюрный жанр зарисовки позволяет увидеть жизнь в её мозаичной сложности: бытовые сцены плавно переходят в размышления, прошлое переплетается с настоящим , возвышенный слог оттеняется  шуткой.   Перед вами - книга жизни:  книга-проповедь и книга-исповедь, - она, как сама Церковь,  включает в себя  иконы и молитвы,  мирян, священнослужителей и небожителей; подобно Церкви, она утишает земную боль, возвышает и умудряет своего читателя.

 

 

НАСТОЯЩИЙ БАТЮШКА

 

Вячеслав Винников

Протоиерей Вячеслав  (Вячеслав Николаевич Винников) родился 13 апреля 1938 года в московских Хамовниках. Когда младенца собрались крестить в  храме  Николая Чудотворца , то увидели, что он  не подает признаков жизни. Священник Павел Лепехин сначала отказался крестить “мёртвого” ребенка, но, уступив уговорам, всё же  взял его в руки, шлепнул, младенец закричал, и его опустили в купель.

 Маленькому Славушке выпало всего три года безмятежного довоенного детства, которые он будет всю жизнь вспоминать как потерянный детский рай, в котором у него был Папа.  С темы ожидания отца и начинается эта книга:

 Мы c мамой долго ждали  папу с войны. Все думали, что придёт. Я

  часто шел за каким-нибудь мужчиной по улице, надеясь, что вот   

  сейчас он обернется и это будет мой папа.

Николай Васильевич Винников (1910-1941) погиб  под Калугой, где и похоронен на братском кладбище. Мама отца Вячеслава - Елена Феофилактовна (Филатовна) Винникова ( 1912-1995) родилась в Москве, а детство провела в деревне Малая Ития Рязанской губернии. Она всю жизнь хранила память о погибшем муже и говорила, что после такого супруга второй раз замуж не выходят. Тридцать четыре года она каждый понедельник пела акафист преподобному Серафиму Саровскому в церкви Пророка Илии Обыденного, потому что во сне ей было открыто, что в этом храме теперь духовно пребывает её муж. Не только судьба, но и облик её чем-то  напоминал Ксению Петербуржскую: мужские ботинки на маленькой женской ноге, простая, немного неуклюжая одежда, несколько платков на голове, и…  всегда ясные сияющие глаза на чистом детском лице. Она была чудесная рассказчица, любила в лицах изображать старую Москву, сама всегда увлекалась тем, что изображала, смеялась и радовалась картинам прошлого. Глядя на нее, трудно было представить, сколь тяжелая вдовья судьба выпала на её долю.   Елена Филатовна одна поднимала сына и ухаживала за парализованной мамой: мыла полы, убирала, шила на стареньком "Зингере". Жили очень трудно, но всегда уповали на Бога, молились дома и в храме, а  в своей  подвальной комнате принимали  христиан со всех концов России. Один из гостей как-то обронил: “У вас вся Сибирь в подвале”. Приезжали к Винниковым простые монахи и архиереи, семинаристы и профессора Духовной Академии, - адрес семьи из Хамовников многие знали как верный приют для христиан, приезжавших в Москву.

Слава Винников жил в семье двух молитвенниц: в их комнате на железной кровати много лет сидела его парализованная слепая бабушка Ариша, губы которой непрестанно произносили слова молитв за живых и усопших. К больной бабушке люди шли со своими просьбами, просили её молитв. Однажды в отчаянии пришла женщина, мужа которой посадили в тюрьму, бабушка долго молилась, и его чудом выпустили. Подобно пушкинской Арине Родионовне, бабушка Ариша рассказывала внуку сказки, легенды, пела духовные песни, - все её рассказы были проникнуты глубокой народной верой и мудростью. Вот одна из чудесных православных сказок бабушки Ариши:

Катится по улице бочка с золотом, а навстречу ей Сам Господь Иисус Христос. Спрашивает Он: “Куда ты бочка котишься?” И отвечает Ему бочка: ”Кочусь я в Андреев дом”. И говорит Господь: ”Да у него и так всего полно, изба от богатства ломится. Котись лучше к бедной вдове, в Евдокиин двор, у нее семеро детей по лавкам сидят, и все есть хотят”. Отвечает бочка: “Оттого я кочусь в Андреев дом, что у него ад не дополнен, а у бедной вдовы рай... не доплакан”.

 

В доме рассказывали и семейные легенды: о том, как дедушка Феофилакт волков молитвой усмирил,   а француза, управляющего фабрикой, от смерти спас, как хлеб в безбожные времена в уголь будет превращаться, и даже о том, как Сама Божья Матерь приходила бабушку Аришу причащать. Чудеса совершались и в самом доме: два белых голубя, например, садились Славе на руки, когда он выходил из дома, и сопровождали его до школы.  Когда он выходил из школы, они опять сидели у него на плечах, затем влетали в форточку и обедали с домашними, клевали накрошенный для них на столе  хлеб.

Мама отца Вячеслава воспитывала сына в любви к Богу и уважении к Церкви. Она рассказывала, что объездила почти все святые места в России с одной единственной молитвой: “Господи, не прошу у тебя ни здоровья для сына, ни счастья, прошу одного: не отпускай моего сына от Себя!”  Самым счастливым в жизни матушки Елены стал день, когда её сын был принят в Московскую Духовную Семинарию. Когда же по окончании Семинарии Вячеслав был рукоположен в священники, то она сказала : “Выше служения священника нет ничего на земле, сынок. Служи и не жди награды. Помни, что служение твоё - это чудо, которое Господь сотворил с тобой”. Чудом было то, что её слабый больной сын, который не раз находился на грани жизни и смерти, теперь стоял у престола Божьего и совершал литургию! Ей он всегда казался маленьким мальчиком. Однажды в храме она спросила молодую маму, чей восьмилетний сын Гоша  прислуживал в алтаре: "Это Ваш сынок?" - "Да", - ответила мама, не зная, с кем разговаривает. "И мой сыночек тоже  здесь служит", - радостно поведала Елена Филатовна об отце Вячеславе - старшем священнике Антиохийского подворья.

 Елена Филатовна почти всегда приходила в храм, когда служил её сын, а во время молебна вставала за ним и звонким девичьим голосом просто и радостно пела.  Рядом с высоким отцом Вячеславом она действительно казалась маленькой девочкой-старушкой. Голос у нее был удивительно чистый.  Когда о. Вячеслав отпевал  маму в храме Феодора Стратилата, то казалось, что и на смертном одре она подпевала сыну,  провожающему её в путь всея земли. В наследство батюшке она оставила правило ежедневного пения акафиста Божьей Матери “Споручница грешных”, которое сама  выполняла многие годы.

   Я вспоминаю, как она умирала, уже плохо произносила слова, а я сидел у её постели и пел этот акафист, и, если я останавливался,  мамины губы еле слышно шептали  слова  акафиста,  который она знала наизусть.

 Чудотворная икона "Споручница грешных" в храме  Николая Чудотворца в Хамовниках была особо почитаема в семье.  Елена Филатовна считала за честь мыть ступеньки, ведущие к иконе, а её сын всю жизнь чуть ли не каждый день приезжает к Матушке Споручнице за благословением и поддержкой. Часто в ответ на просьбу прихожан о молитве батюшка Вячеслав отвечает: “Я помолюсь Споручнице, а вы потом поезжайте в Хамовники и поблагодарите Божью Матерь за помощь”.  Храму, дому и иконе в Хамовниках посвящены одни из наиболее поэтических страниц книги.

   В 1956 году на праздник Успения Вячеслав Винников уезжает из Хамовников в Троице-Сергиеву Лавру, где несколько лет живет в общежитии Духовной Семинарии. Здесь каждое утро он бежит за благословением к Преподобному Сергию Радонежскому, прислуживает алтарником  в храме, осваивает богословскую премудрость. В семинарии же он встречается с молодыми защитниками Церкви -  Дмитрием Дудко, тогда уже отсидевшим в тюрьме за исповедание Христа, и  Глебом Якуниным, молодым, свободным, полным горячей веры и решимости отстаивать свое представление об истинной христианской Церкви. Тяжелая болезнь прерывает учебу, и только в 1970 году тридцатилетний сотрудник Издательского отдела Московской Патриархии решает принять священство. Сам Господь его подталкивает к этому решению. "Гнал" меня Господь, - рассказывает батюшка, - выгнали меня из храма Иоанна  Воина по неясным причинам, уволили из Издательского отдела, и я оказался у владыки Киприана, который меня и рукоположил. Всех бы так "гнали" в Церковь". Священство осознается им как большая ответственность перед Богом.

   Если ты становишься священником, то это  навечно, навсегда, и ни мучения, ничто и никто не должны тебя устрашить на этом пути. (...)  По рукоположении новому иерею вручается дискос с частицей Святого Агнца со словами: “Приими залог сей, о нем же истязан имаши быти в день Страшного Пришествия Господа нашего Иисуса Христа”.

Архиепископ Киприан Зернов рукополагал Вячеслава Винникова в храме Всех скорбящих Радости на Ордынке 15 февраля 1971 года - на Сретение.  

  На Сретение зима с летом встречается, а человек - с Богом . Сретение -  моя личная Пасха,  которую Сам Бог сотворил для меня: я нагнул голову,  Господь накрыл меня  и оставил  в епитрахили….  Аксиос, аксиос, аксиос… достоин.

 Глава "Служение" преимущественно состоит из встреч с разными людьми, каждая из которых одновременно предстает как встреча с Самим Спасителем. Отец Вячеслав любит повторять, что священник представляет на земле Самого Бога, а потому ответственность его велика перед людьми. Он не может быть простым исполнителем треб: если человек приходит креститься, то батюшка должен словами коснуться его души, дополнить таинство беседой, почувствовать  состояние человека и найти единственно верные слова, которые бы обратили человека к Богу. Иначе крещение может не изменить жизни человека, остаться в его глазах пустым, но необходимым  обрядом. Во время крестин можно увидеть, как батюшка трудится в поте лица, стараясь буквально преобразить людей, пришедших в храм. Многим из них он стал крестным и духовным отцом: его крестники служат в Даниловом, Новодевичьем  и  других монастырях,  подвизаются на Святой Земле. А когда-то некоторые из  них не знали ни одной молитвы.

     Самой трудной для нас, прихожан, является встреча со священником на исповеди.  Реакция Отца Вячеслава на исповедь порой неожиданна: он может посчитать незначительным то, что тебе кажется тяжелым грехом, и полностью опровергнуть твое представление о "правильном" отношении к людям. При этом он всегда милосерден, полон любви и снисходительности к кающимся. Часто добавляет: "Да, да, и  со мной такое случается. Это минута слабости. Нужно пережить её и вновь подниматься, приниматься за молитву". И человек чувствует, что он не один, а вместе с батюшкой борется с грехом, вместе отвечает за содеянное перед Богом.

 

      О.Вячеслав обладает удивительной способностью чувствовать другого человека до такой степени, будто он становится им, переживает его грехи, мучается его проблемами. В отношениях с паствой для него главное - человек, к которому он относится как к драгоценному сосуду, понимая,  что любое неосторожное движение может разбить его вдребезги.

 

- Отец Вячеслав, я иногда думаю: вот я, грешная, нехорошая, и злая бываю, а почему меня так Бог любит, за что?

И на глазах её слезы. Я ей отвечаю:

- И я, милая, грешный, нехороший и никудышный, и тоже думаю, за что меня так Господь любит?

И на глазах у меня тоже слезы. И так хорошо и благодатно, и Господь посреди нас.

    

Когда видишь отца Вячеслава в храме или в школе, окруженного детьми, то понимаешь, почему священников  ласково называют  "батюшками". Даже усталый и больной, он оживает среди детей, а они едут со всех концов Москвы и из пригорода к своему батюшке "на урок", который больше похож на домашнюю беседу  - обо всем, и всегда об Одном - о Боге.

 

    В октябре 1989 года при Антиохийском подворье была открыта  первая  официальная Воскресная школа в Москве. Владыка Нифон, епископ Филиппопольский, решился первым  (иностранец, он и при советской власти чувствовал себя достаточно независимо: крестил, к примеру, без паспортов): пригласил преподавателя церковного пения, старославянского языка, место школьного законоучителя предложил отцу Вячеславу. Тот обрадовался и растерялся, после стольких лет запрета  на общение с детьми ему предстояло прийти в класс и заговорить с учениками о Боге так естественно и просто, как, наверное,  Сам Спаситель беседовал с рыбаками.  Первые несколько лет занятия велись прямо в храме: маленькие дети сидели  у ног батюшки, а ребята постарше - на скамьях перед ним. Вместе с детьми учились и родители,  среди них  сидела мама  отца Вячеслава - Елена Филатовна, которая, по образу Богородицы, слушала поучения сына и молча слагала их в сердце своем.

 

     Тактичность и терпение отца Вячеслава безграничны: за 10 лет занятий в воскресной школе он ни разу не сделал ни одного замечания детям(!), как бы они ни шумели, разыгравшись после  богослужения. Всегда только радуется тому, что они пришли в храм.  Его ученики уже выросли, некоторые приходят в школу со своими маленькими детьми - батюшкиными духовными внуками. У батюшки трепетное отношение к детям,  чьи ангелы-хранители предстоят Престолу Божьему. Дети надеятся на его молитвы, а он уповает на помощь  маленьких духовных чад.

 

     Может быть, благодаря нашему вниманию к детям, Господь и нас, старых и дурных, не оставит, а посмотрит на нас и скажет: “ Тянутся к детям -  и то слава Богу, может, и станут как дети, и войдут в Моё Царствие Небесное.”   

 

 Терпение - плод страданий.  Прочитав книгу,  вы узнаете, что отец Вячеслав практически всю жизнь ухаживал за больными женщинами: одиннадцать лет лежала парализованной его бабушка, затем долго и тяжело болела мама его жены Ефросинья Тимофеевна , пятнадцать лет была больна матушка Тамара. В целом более тридцати лет батюшка провел в заботах о тяжко болящих ближних своих, но никогда не видел в этом особого страдания или несения креста. Сам страдая от разных недугов, он с любовью пишет о болезни, как о посещении Божьем, которое очищает человека, дарует ему особую молитву, приближает к Небесному Царствию. “В боли твоей - Господь”, - говорит он, - и боль отпускает. Алексеевскую больницу, куда  однажды  была увезена  матушка, он назовет обителью мучеников и будет мечтать о служении в храме Всех скорбящих Радости, что недавно открылся на её территории.

 

    Эта книга - о любви к Богу и ближним. Любовь к Богу и Богородице, видимо, наполнила сердце священника столь нежной трепетной любовью к маме и жене - матушке Тамаре. Им посвящена книга, их образы почти в каждой зарисовке,  в них батюшка видит радость  жизни и путь к спасению. После того, как в 1995 году мама Елена и матушка Тамара перешли в мир иной, о.Вячеслав практически каждый день спешит на Даниловское кладбище (порой затемно, чтобы успеть к ранней литургии). Цветочники, завидев его, наперебой предлагают цветы по заниженной цене или даром; они говорят, у  того, кто продаст цветы  батюшке, торговля будет удачной. 

 

Мама и Тамара, Тамара и мама, - повторяет батюшка изо дня в день в молитвах, мыслях и слезах, чувствуя их близость и чая будущей встречи в Царствии Небесном. 

 

Мы верим, что не умерли наши близкие, а уснули, дабы проснуться в день Воскресения. Не теряем мы своих близких, а приобретаем, потому что Там они становятся ближе к Богу, их просьбы быстрее до Бога доходят, и мы приобретаем большую от них поддержку. У Бога будет и наша последняя встреча с ними, после которой уже не будет разлуки, ибо та встреча будет вечной….

 

    Тяжёлые страдания наделили русского человека особым чувством юмора, который он порой обращает на самого себя. Батюшка часто называет себя никудышным грешником и ссылается на владыку Антония Сурожского, который на слова  "Владыко, Вас очень любят в России",  ответил:  "Не знают, потому и любят".

 

Горят лампадочки, тишина и покой, тикают часы, и бежит время… Минута, вторая, что-то часы оттикивают, а что - попробуй их пойми, они тикают своё:  тик-так, тик-так… Славка - дурак....

     

 Когда зарисовки читали детям в Воскресной школе,  они  были возмущены: "Как батюшка может такое о себе писать?" Может, потому что он настоящий батюшка, способный видеть высокое только в других, а низкое - только в себе.  Отец Вячеслав обладает удивительной способностью видеть человека только с той стороны, которой тот обращен к Богу.  Всё остальное в людях становится для него как бы невидимым, несуществующим.

            

Таково отношение батюшки не только к духовным детям, но и к писателям, поэтам. Он часто цитирует стихи во время проповеди, в советское время собирал стихотворения на духовные темы, почти всего Есенина знает наизусть. К Есенину в семье Винниковых особое отношение. Елена Филатовна  родом из рязанской деревни, для нее стихи Есенина как бы вырастали из рязанских раздолий, храмов, изб, праздников и частушек.  Есенинские строки звучали в доме, переплетаясь со сказками, житиями, словами молитв. Есенин родственен батюшке,  стихи звучат для него не со страниц книг, а из собственной души.  Вся книга пронизана есенинскими строками, им же посвящена отдельная заключительная глава, в которой автор бережно  выстраивает православный мир поэта. О.Вячеслав не ставит перед собой задачу всестороннего  анализа творчества Есенина, не анализирует он и его творческий путь. Противоречивость Есенина-художника остается за рамками этой книги. Подход священника отличается от метода литературоведа или биографа. Духовное восприятие в данном случае подобно молитве. "Когда вы молитесь об усопших, - наставляет батюшка, - вспоминайте всё хорошее, что они сделали на земле, - тем самым вы облегчите их положение Там". Применяя этот принцип к восприятию искусства, можно сказать: "Когда вы читаете стихи, слушаете музыку, смотрите спектакль, - выделяйте то, что может возвысить вашу душу, что обращено к Богу, - и тем самым Вы возвыситесь сами, и облегчите положение художника Там, если его нет уже на земле". Духовность о.Вячеслава поэтического склада, она чутка к красоте природы и слова, видит мир в гармоничном согласии и любви, растворяющих вражду и ненависть.

 

Людям, склонным к "трезвому", "реалистическому" взгляду на жизнь, книга о.Вячеслава может показаться надуманной. Один молодой священник, прочитав рукопись, сказал, что жизнь в этой книге приукрашена. И это действительно так: жизнь приукрашена, преображена любовью к ней и к Богу.   Когда в душе человека рождается Царствие не от мира сего, его взгляд на жизнь из окна небесного открывает нам райские образы там, где мы, по греховности своей, видим картины земного ада.  Слепой мальчик, собирающий милостыню в метро, оборачивается евангельским слепым, увидевшим Бога;  парализованная старушка спасает своей молитвой молодых и здоровых; слезы скорби теплыми потоками согревают сердца; могилы расцветают уголками райского покоя....  Благодаря Богу внутри нас, возвышается мир окружающий, и земля поднимается к  небу. 

Земное и небесное встречаются в зарисовках батюшки, и мир духовный преображает события нашей жизни. Надежду на духовное преображение России о.Вячеслав связывает с покаянной молитвой народа к царственным мученикам,  с почитанием  новомучеников Земли Русской, с отказом от безбожных разрушительных идей коммунизма.

  

  "Царю Небесный, - поём мы, - прииди и вселися в ны и очисти ны от всякия скверны". Обратимся ко Господу, чтобы Он послал нам  и царя земного, чтобы тот пришёл на нашу землю и поселился у нас, и очистил нас от страшного греха цареубийства, от безбожной скверны, одолевшей нас, и своим прощением спас нас и наши души.

    

  Православный путь преобразований всегда был молитвенным путем, сначала человек посылает свои мольбы к Богу, а затем с Божьей помощью трудится и порой достигает невозможного. Эта книга  может быть названа книгой-молитвой,  чтение которой соединит в молитве автора с его читателем.

                                                                            

 Духовная дочь отца Вячеслава

                                                                                                           Елена Волкова

Далее

К оглавлению


 

Рейтинг@Mail.ru

 



Вы можете помочь развитию этого сайта, внеся пожертвование:

рублей Яндекс.Деньгами
на счет 41001930935734 (сайт tapirr.com)



 

Главная страница
митрополит Антоний (Блум)
Помогите спасти детей!