Тематический указатель

 

 

 

tapirr.livejournal.com Живой Журнал tapirr

 

 

 

 

 

 

 

Митрополит Антоний

Помогите спасти детей!

Катехизация для всех

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

прот. Александр Мень

 

 

 

 

священник Русской Православной Церкви Георгий Чистяков

Татьяна Краснова

Отец Георгий Чистяков

 

Аня Марголис написала чудесный текст на фейсбуке:

“Я редко позволяю себе по-настоящему вспоминать его – редко читаю и совсем почти не могу смотреть видеозаписи. Я трусиха и у меня слишком сильны защитные механизмы. Вот рану забинтовали, чуть боль унялась и вроде как, если не трогаешь, то все кажется нормальным. Кажется. Но иногда приходится перебинтовывать и тогда становится мучительно жаль и себя, нас, оставшихся без него и его самого, так рано ушедшего – ведь он очень хотел жить и страстно эту жизнь любил”.

Очень точные слова.

Я тоже не вспоминаю. Но вот этим я обычно делюсь со всеми, кто готов слушать, повторяю по сто раз. Вы поймете, почему.

Православная Пасха лет 10 назад.

Мы не в храме, мы стоим у ворот Косьмы, и теплая весенняя ночь над головой, и все ждут, и двери храма закрыты, еще немного – и они чинно раскроются, выйдет священник и провозгласит: “Христос воскрес!”

Минута, другая – в тишине… Еще минута…

Дверь с грохотом распахивается, и на порог вылетает встрепанный человек с горящими глазами. Фелонь сбилась в одну сторону, крест в другую… Он набирает воздуху в грудь и вопит в толпу: “Христос воскрес!!!”

И народ замирает, потому что совершенно очевидно, что только что там , за дверями, у него Кто-то любимый, Кого он чуть не потерял, ВОСКРЕС. Представляете, думали – умер, а Он – воскрес!

В этот момент я как-то внезапно и очень резко осознаю, что вот она – Благая Весть. Так она и выглядит. Ночь, толпа, и человек кричит в толпу: “Воскрес! Воскрес!”

 

****

 

Второе воспоминание совсем болезненное, его даже трогать страшно.

Весь длинный февральский день мы встречаем в Шереметьево “груз 200” из Германии.

На другое утро “груз двести” должен проследовать к месту захоронения. “Груз” должен где-то провести ночь. В принципе, аэропорт Шереметьево готов предоставить склад.

Только это не “груз”. Это мой самый любимый мальчик четырех лет. И от мысли, что он будет ночь один на этом складе…

Мне непозволительно везет – у меня еще есть Галя. Я звоню Гале, и ей ничего не нужно объяснять. Происходят какие-то быстрые переговоры, и Галя говорит: “Везите на ночь в Косьму!”

“Груз” нам выдают ближе к ночи. Мы едем сквозь метель на катафалке по темной пустой Москве. Я с ужасом думаю: “Вдруг там никто не ждет, вдруг там заперто?!”

Но в Косьме горит огонек, я стучу, и нас сразу же впускают. Нас ждут какие-то люди, нас ведут, и для нашего “груза” готово место, и лампадка горит, и завтра отпевание.

Отца Георгия уже нет. Есть фотография на стене. Перед ней горит свечка, и от неровного пламени его лицо делается вдруг таким живым…

И кончается кошмар этого дня, проклятого аэропорта, суеты с бумагами, холода и ужаса, и мне кажется, что я долго-долго несла своего мальчика на руках, и вот – принесла, и он рад ему, и он за ним ПРИСМОТРИТ.

Я вам скажу, почему из всего важного я помню больше всего именно это.
Для меня в этом смысл и суть Христианства: РАДОСТЬ и УТЕШЕНИЕ. Благая Весть и Милосердие.
Там, где их нет – нет Христа.
Там, где они есть – нет смерти. 

 


    http://www.pravmir.ru/otec-georgij-chistyakov/

 

Вы можете помочь развитию этого сайта, внеся пожертвование:

рублей Яндекс.Деньгами
на счет 41001930935734 (сайт chistyakov.tapirr.com)




 

www.tapirr.com
Митрополит Сурожский Антоний
Помогите спасти детей!
ЖЖ