Стихи из аппендикса Бомбастики

Своевременно сообщалось о выходе в свет «Бомбастики», чьё тело составляют четырнадцать главок, включающих девять стихотворных эпизодов и две «лекции», а плюс ко всему — поэтический цикл в виде «appendix’а». Из последнего, в порыве покрытом мутью, полтора дезертира перевели ряд вещей.

  1. Susanna sitting by the river
  2. Amanda
  3. Seven showgirls hanging in thin air in a closet
  4. The mexican showgirl Laila
  5. Old girl and seashells
  6. The teacher and the schoolboys
  7. Girl on a ball
  8. Riot girls
  9. Underground harem in Saudi Arabia in 1951
  10. Дева, покоящаяся на груде раскрашенных черепов
  11. Little picture without title
  12. Dance infront of closed doors
  13. The Transsylvanian bride on her wedding night
  14. Sarah
  15. Nine muses destroying the museum
  16. Baroness Elsa von Freytag-Loringhoven
  17. Ten ladies in their forest salon
  18. If you don’t belong then don’t be long
  19. Burlesque show for fish in the pacific ocean
  20. Great-great-great-grandmother and her grandchildren
  21. Danae
  22. Le Déjeuner sur l’herbe
  23. Zygiella and her dead Hillary
  24. Real bad girls
  25. Ophelia
  26. Show with many heads
  27. Woman sleeping in her new kitchen
  28. Far out isn’t far enough
  29. Sybille and Elizabeth
  30. The magic appearance of beautiful Aladina
  31. The showgirl and the spectators heads
  32. Julia

 


Сусанна чилит у реки

Сусанна любила в травке валяться.
Поспать любила, любила купаться…

Она была типом дикой сестры:
ни один мужик не терзал её клитор.

Впрочем, ей и самой по себе кайфово
ощущать ветерок, играющий между ног.

Она тусила голой
и жаркий воздух ласкал её лоно!

И чувствовала она, что огромный шар
меж солнцем, луной, меж луной и солнцем враща…

 

Аманда

Аманда куколкой была с невероятной внешностью,
на серьёзные книжки тратила свою вечность.
Распределяла время между Беккетом и Кантом,
в вагину поместив фаллоимитатор.

Была она интеллектуалка-подрывник,
и похоти — огромной, дивной — находила выход:
ночи и дни в библиотечной пыли отвисала,
что и стимулировало её страсть одичалую.

Но Гегель однажды спикировал с полки,
и милой Аманде сделал пребольно:
да попросту дилдо внутри застрял…
С тех пор читает лишь Оскара Уайльда.

 

Семеро моделей, повешенных в шкафу

Глупые-преглупые, глупые девчонки
в бестолковости торговых точек!

Голые всегда, подвешены в пространстве,
болтаетесь, в чём мать родила вас.

Будто вы на казни, чики-малолетки,
ждёте-ждёте-ждёте, ждёте вы пинка.

Ноженьки для леггинсов, головушки для шляпок,
грудки спрячут в лифчики, а разум — паукам…

Всегда, всегда одно и то же…
«Пёзды тупые» — вот ваше прозвище.

 

Мексиканская танцовщица Лайла

Лайла женщина невероятная.
Почти нечеловек она.
Всадить карнегию гигантскую
она способна в свой упругий анус.

Браво, Лайла, браво!
А что насчёт агавы?

Раз её текущий хахаль
в ванной комнате отеля трахал.
Она ж смекнула: кактус предпочтительней —
и ушла от ухажёра по такой причине.

Браво, Лайла, браво!
Так что насчёт агавы?!

 

Девочка летом и раковины морские

Эта девчушка —
настоящая жемчужина.
Темна её раковина,
источающая устричный аромат.

Если полижешь ту раковину,
твой мозг запылает, словно он — ад.
А прикоснёшься к жемчужине…
девчонка в Эдеме и не нужны ей мужчины.

 

Учитель и школьнички

Учителя твои тебя жёстко ебут:
всегда так и бывает — имей в виду.
Ебать мозги для них искусство,
тебе ж с того грустнее грустного.

Так расхрабрись и выеби их сам —
со всей смекалкой, на которую горазд.
Смотри, как это делается в порно
и делай так же, только смехотворно.

Людишки трахают друг друга (им это свойственно),
не различая, где любовь, где мозгоёбство.
Но ты ведь можешь и вздрочнуть,
порывая с этим древним театром ебучим.

 

* * *
Девочка на шаре
была стройна и высока.

Ах, эти «поцелуй меня» глаза…
да и в оргазмах шарила.

Все зрители желали с ней разврата:
она их превращала в обезумевшее стадо!

И грезили они порвать её на части,
в искусстве одержимости вот так участвуя…

Но ей был интересен только шар,
и с ним она познала жизнь как совершенный дар.

 

Бунтующие девки

Бунтующие девки — бандитки недоделанные.
И в четырнадцать лет знают всё, что им надо ведать.

Для бунтовщиц границ не существует.
И по душе им благотворное кощунство.

Они сплетаются в объятиях,
танцуют и поют с мордахами дикарок.

Ни пригласительных билетов нет, ни вписки —
и всё-таки они довольны искренне.

Всех граждан хоррор загоняет в норы.
И ширится улыбка райот гёрл:
на время нашим будет город!

…Но тут выскакивают черти в серой форме —
жестокая, коварная, всеотупляющяя норма.

 

Виньета без надписи

Мы воины из племени Мау-Мау
иль, может быть, мы киски племени Мяу-Мяу.
По правде говоря, кто мы сейчас, не знаем.
Но вот когда узнаем, вам расскажем. Чао!

 

Десяток дам у лесной поляны

Мы всегда желали бегства от
изнасилований, общепринятых невзгод,
скуки, городов, мужей и спален,
домашней живности… и от уборки: заебали.

Мы всегда избавиться хотели
от декораций для лица и лишней канители:
от шёлковых бюстгальтеров, ремней и ботильонов —
мирка навязанных буржуями загонов.

Нам сбежать хотелось постоянно
от хозяев, ежедневного дурмана,
копов, мудаков, от всякой поеботы
и послеобеденной дремоты.

И вот, теперь в лесах тусуемся;
дух наш на высоте, а настроенье в плюсе.

 

Баба в новой кухне дрыхнет

Порою кухня
подобна церкви
с богами и духами,
и престранными мерками.

Избегайте вы кухонь
как птичек букашка
и держите богов
в обожжённых горшках.

 

Не так чтоб очень далеки

Смотри: в чём мать родила валяемся
и тебе говорим: пиф-паф.
Мы — чики, да; да: мы — шалавы.
Шпана и шваль.

Займёмся же любовью, милые ребятки!
Сладка нам эта толкотня.
Мы далеки, но ведь не так
чтоб очень. Кончайте блефовать!

 

Сильва и Елизавета

С какашками друг дружки поиграть
весёленькое дело, так ведь?
А со своими можешь поиграть и сам,
коль нервы выдержат подобный срам!

 

Юлия

Кем была Юля? Шлюхой? Святой?
Отчего мужики к ней очередью стояли?
Иностранной гостьей, быть может? Кинозвездой?
На Земле она худшее или лучшее из созданий?

Была ли она мясным пирогом? Тигром бумажным?
Богиней была или девочкой работящей?
Поклоняются люди ей в своих снах — почему?
Была ли она сама красота? Или гад ползучий?

Ничего неизвестно о ней. Все документы
потеряны, порваны или сожжению преданы.
Вот этот её портрет — всё, что осталось.
Впрочем, может, это не Юля, может быть это Алла…

%d такие блоггеры, как: