tapirr.com

 

tapirr.com

  

записи LJ

  

ис=kunst=во

  

тексты

  

 

 

 

 

  

LJ

  

поиск

  

 

 

 

 

 

ART

АЛЕКСАНДР БРЕНЕР

 

 

Бренер, Шурц «Bukaka Spat Here», 2002

 

 

Александр БренерБарбара Шурц показывает, как надо драться на вернисаже


"Если вы хотите знать, кто стоит перед вами, вы должны плюнуть в него. Реакция вашего оппонента точно покажет вам, является ли он фашистом или РЕВОЛЮЦИОНЕРОМ. Несколько дней назад я плюнула в премьер-министра Тони Блэра, когда он шел по Даунинг-стрит. Он яростно закричал: "Ну ты, кусок дерьма! Убирайся туда, откуда приехала!" Я из Бурунди. Итак, Блэр - фашист". 

Так начинается новая книга Александра Бренера и Барабары Шурц, "Bukaka spat here" ("Букака наплевала здесь"), вышедшая в Лондоне в этом году. Процедура опознания с индикацией фашиста тут же повторяется, но с другим результатом. В этом случае дело начинается не с плевка, а наступания на босую ногу испытуемого. Героиня книги, Букака из Бурунди, сидит на берегу моря в Тель-Авиве. Внезапно появляется плохой палестинский мальчик и наступает ей на ногу. Букака в ответ плюет в него. Вывод - они оба "РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ". Пишется это слово всегда заглавными буквами. 

Я не знаю, проводили ли эту процедуру друг с другом Александр Бренер и Барабара Шурц, когда познакомились, но то, что они революционеры - это точно. Я не видел Бренера несколько лет, с тех пор, как он последний раз приезжал в Москву. Поэтому, когда в первый же день пребывания в Лондоне в моем гостиничном номере зазвонил телефон и самый наш известный радикал сказал, что сидит внизу в холле, я поспешил на встречу. Я действительно увидел Александра и Барбару. И они действительно были революционерами. Бренер был в кожаной куртке с цифрами "77", с прической, в которой было что-то революционное и седые волосы. Революционность Барбары проявлялась в высказываниях. Но конечно не так сильно, как высказываниях героини новой книги. У героини, если верить авторам, задница пахнет, как пепелище, голос напоминает выстрел броненосца Потемкин, моча разъедает золото и платину (вероятно, символы капитализма), а слюна убивает наповал быков и гиппопотамов. 

Самое революционное, что я услышал непосредственно от Барбары, касалось детей. В милом разговоре про всякое-разное Бренер спросил меня, как я поживаю в Москве, как вообще дела, вот, он слышал, что у меня родился ребенок. Поговорили и моем ребенке. Тогда я спросил, догадываясь, что тема провокационная, не собираются ли они с Барбарой тоже завести ребенка. Бренер ответил, что нет, сам видишь, в каких мы условиях живем. Снимаем комнату размером с кровать за 80 фунтов в неделю в общежитии, в котором живут преимущественно пакистанцы. Денег нет, живем на небольшую сумму, полученную от проекта, в котором участвовали. То есть ответил вполне по-человечески, без плевков и наступаний на ногу. Но тут вступила Барбара. Она сказала, что вот это мнение, что человек обязательно должен родить ребенка и продлить свой род, является капиталистическим, буржуазным предрассудком, и она борется против него. 

Барбару мне хотелось называть "товарищ". Вспоминались Клара Цеткин и Роза Люксембург. Когда я сказал Бренеру, что он изменился и чем-то теперь напоминает Лимонова (кожаной курточкой и прической), то Барбара парировала - ты путаешь правое и левое. Лимонов - правый, а мы левые. Ну что ж, я действительно особой разницы между этими категориями не вижу. Тем более, что у нас в России все вообще перепуталось, надо теперь различать понятия правые в смысле фашисты и правые в смысле СПС. Так все смешалось, что стало напоминать идеальный материал для художника, интересующегося архетипическим сознанием. Я и спросил Бренера, так ли это. Представляет ли для него политика отвлеченный артистический интерес или он ею занимается серьезно, со сжатыми скулами и холодным взглядом исподлобья? Бренер сказал, что серьезно. Что все эти артистические игры ему надоели. Что он будет бороться против фашистов и капиталистов по-настоящему. 

Букака - симпатичный придурковатый персонаж, этакая помесь Алисы в стране чудес и Маты Хари, выполняющей секретные задания своей собственной маниакальной психики. Одно из заданий - плюнуть в Ноама Чомского, читающего в Массачусеттском технологическом институте лекцию об антикапиталистическом активизме в "ИНТЕРНЕТЕ" (тоже заглавными буквами, как и "РЕВОЛЮЦИОНЕР", вероятно, из уважения). Иллюстрация - Букака перед Чомским, стоящим на коленях. Держит веревочку, привязанную к эректированному члену Чомского. Другое приключение Букаки - общение с полковником Кадаффи. Ей предложено на выбор - либо сделаться любовницей полковника, либо стать камикадзе и с бомбой во влагалище отправиться уничтожать Израиль. Гордая Букака выбирает последнее. 



Мне нравится книга Бренера и Шурц. Настолько, насколько я могу оценить ее. Написана она по-английски и, возможно, некоторые тонкие стилевые моменты ускользают от меня, мое знание английского далеко от совершенства. Хотя, когда я спросил авторов, как это вы, собственно, пишете по-английски, ведь у одного из вас родной язык - русский, а у другого - немецкий, Барбара ответила: "Правильный английский язык - это тоже капиталистический предрассудок. Средство насилия. А мы против насилия протестуем и пишем по-английски как получится." 

Когда-то Бренеру удалось поссориться практически со всеми деятелями московской художественной сцены. В основном из-за его честной, непримеримой веры в то, что он занимается реальной политической борьбой, а другие - нет. Когда я спросил про Сергея Кудрявцева, бывшего издателя его книг в Москве, Бренер сказал, что написал про него что-то такое, после чего Кудрявцев с ним не разговаривает. Однажды в Москве Бренер после открытия своей выставки призывал идти на штурм Кремля. Публика осталась допивать и доедать фуршетные угощения, но пара человек поплелись за ним и потом рассказывали, как он стучался в калитку в Спасской башне и объяснял милиционеру, зачем пришел. Его теперешнее сидение в Лондоне имеет аналогии из реальной политики. Сейчас там сидит опальный Березовский, известный видеохудожник, также работающий в политическом жанре. А когда-то там провел длительное время опальный Герцен, имевший задание не менее важное, чем у Букаки - разбудить декабристов. В метрополии же всегда остается политический мэйнстрим. Пока у нас здесь строится новое светлое будущее - капиталистическое консумеристское общество, наши художники также посвящают свое время и силы политической борьбе. Об этом - в следующем выпуске. 

Андрей Великанов
28 марта 2002 

http://www.artinfo.ru/RU/news/main/ProBrener.htm

 


 

LJ

 

 

 

art

tapirr.com